Главная › Статьи › Культура
Культура
Pussy в городе
12.11.2011 3667 0.0
ОТ РЕДАКЦИИ

Это интервью Наталия Беришвили взяла для газеты «Московские Новости». Однако там материал напечатать отказались по цензурным соображениям. «Контуры» с удовольствием откликнулись на предложение опубликовать этот текст: у нас цензуры нет.


Три девушки в ярких цветных колготках, коротких платьях и в масках на лицах. Они играют на электро-гитарах и очень громко кричат – на крышах автобусов, троллейбусов, на шатких конструкциях под потолком станций метрополитена: о свободе, уничтожении сексистов и убийственном быте женщин. Они называют себя ой-панк-группой Pussy Riot.
Первое выступление девушек состоялось в середине октября этого года. А 7 ноября в Сети появился их первый клип.

Найти Pussy Riot непросто, солистки не дают номеров своих телефонов, постоянно меняют места, где проходят репетиции. Мне удалось связаться с ними через Интернет. Договорились о встрече около станции метро. В назначенное время подошел высокий парень. Он не захотел называть имени и молча повел меня куда-то. Вскоре мы завернули в переулок и опустились в полуразрушенный подвал. Комнату освещала одна лампочка, под ней сидели две девушки в масках, ярких колготках и коротких платьях. Они представились как Тюря и Гараджа.



К чему такая секретность?

Тюря: За нами уже сейчас установлена слежка, хоть мы только появились. В телефоне эхо и постоянно прерывается связь. Поэтому мы в основном общаемся по Интернету. Еще недавно одному нашему человеку взломали электронную почту. Это работа центра по борьбе с экстремизмом, мы думаем.

А маски на лицах у вас тоже для конспирации?

Гараджа: Нет, нам важно, чтобы были не лица, а персонажи. Если что-то случится с одной из нас, ее может заменить другая. В ряде других групп есть большая привязка к лицам, и когда уходит солист, распадается группа.

Почему вы выбрали такие костюмы?

Гараджа: Мы понимали, что надо ярко выглядеть, поэтому оделись очень по-женски. Хотя в обычной жизни мы больше на мужчин похожи, андрогины такие (смеются). Привыкли носить джинсы, ботинки, чтоб удобно было. А в этих колготках чешется все.

Сколько человек в вашей группе?

Тюря: Активно работают пять человек. И плюс еще люди, которые нам помогают. Это блоггеры. Они нас фотографируют, мы же не можем сами себя снимать. Мы им благодарны, ведь условия для фото-съемки наших выступлений не самые приятные.



Как вы встретились, и как появилась идея организовать группу?

Гараджа: Мы достаточно давно поигрываем на гитарах, дружим. Давно мечтали создать группу. А последним толчком стала информация о том, что Путин пойдет на третий срок. Для меня это вообще было шоком. Мы вышли на улицы и с помощью своего творчества выразили свой протест против режима.

Вы профессионально занимались музыкой?

Тюря: Да нет, сами поигрывали, ничего особенного. Еще нужно совершенствоваться, мы не профессионалы.

А музыку и тексты песен кто сочиняет?

Гараджа: Это коллективное творчество. Мы собираемся в кружочек и все пишем, каждая по строчке. И музыку тоже совместно сочиняем. Самое важное, чтобы идея каждого осуществилась в тексте. Поэтому в тексте может много тем пересекаться.

Сколько у вас сейчас песен в репертуаре?

Тюря: Несколько. Выступали мы с песней «Освободи брусчатку». Еще есть «Убей сексиста», «Курица в штатском», «Протухшие носки»… Сейчас мы записываем первый свой диск.

Вам, наверное, нужна финансовая поддержка?

Гараджа: Нет, не нужна. У нас есть инструменты, есть голоса, мозги и желание это делать, вот мы и работаем.



На Украине есть движение «FEMEN». Чем вы от них отличаетесь?

Тюря: Мы не раздеваемся. Для нас не проблема это сделать, просто не наша фишка, мы же музыкальная группа. А раздеваться – это из другой сферы.

Гараджа: Раздеться – спокойно. Снять одежду публично – это не экстрим для нас. Гораздо круче залезть на крышу троллейбуса, рискуя поджариться от удара тока, и спеть там песню. Это более экстремально и интересно.





Фото из блога pussy-riot.livejournal.com
Наталия Беришвили

Теги:Протест, Pussy Riot, Музыка, феминизм, Панк

Читайте также

Комментарии