Главная › Статьи › Общество
Общество
Российский социальный апартеид
18.10.2011 2825 0.0
«Роясь в сегодняшнем окаменевшем дерьме», дерьме второго российского капитализма, «социальный археолог» будущего времени будет искать дефиниции, определения для экономических, политических, социальных и прочих реальностей нашего убогого настоящего. С полным основанием он будет оперировать понятиями социальный дарвинизм, социальный расизм, социальный и политический фашизм.

Ведь фашизм – это не только социально-политический порядок, определённый системой социальных, политических, расистских в том числе, идеологем, лозунгов, мифов, это не только НСДАП и гестапо, Гитлер, Гесс, Геринг, Гиммлер, Геббельс, и прочие, которые на виду и на слуху современников и потомков. Определённый социальный порядок – это средний глава региона, муниципалитета, маленький партийный функционер и мелкий чиновник. Маленькие, но от того не менее страшные, человеконенавистнические обывательские мысли в их головах. Это каждодневная привычка к бесчеловечности.

Мэр Читы Анатолий Михалёв, лауреат национальной премии имени Минина и Пожарского «Достойному гражданину – благодарная Россия», отчитываясь в феврале 2011 года о строительстве дорог, мимоходом заявил: «К сожалению, мы не имеем лицензии на отстрел бомжей, а других законных способов справиться с ними сегодня нет». И сказал это не просто для красного словца, а «аргументировано»: «Они (бомжи) требуют равных с трудящимся человеком затрат от государства, ничего не давая взамен. Так в Читинских больницах более 17 тысяч рублей тратят только на одного бездомного больного. Кроме того, они зачастую без особой надобности занимают койки, где могли бы лежать налогоплательщики». «На мой взгляд, единственный способ решения этой проблемы – на федеральном уровне ввести, например, понятие «тунеядец» с соответствующей ответственностью».

В нашем, ульяновском, регионе сходные проблемы борьбы с тунеядством, иждивенчеством, с «социальной халявой» обуревают Светлану Опёнышеву, заместителя Председателя Правительства Ульяновской области. Её, как и мэра Читы, тоже за язык никто не тянул, тоже мимоходом, рассуждая о проблемах реализации семейной политики, она заявила,: «Пособие по безработице не надо платить никому, кроме женщин, воспитывающих детей. Они приносят пользу обществу, государству. Но вы посмотрите, сколько людей у нас стоит сейчас на бирже труда! Причём многие из них рассуждают так: зачем идти за пять-шесть тысяч работать, я лучше на пособие в размере 4600 рублей дома посижу, речь идёт о настоящем иждивенчестве». «Она также пояснила, что многие вполне здоровые люди, «имеющие руки, ноги, голову» не хотят работать, а лишь ходят в службу занятости отмечаться и получать пособия».

В своём блоге Светлана Владимировна Опёнышева попыталась смягчить негативную реакцию на своё заявление. В результате получилось ещё хуже, чем было. «Я высказала мысль, хорошо бы проинвентаризировать все меры поддержки (не затрагивая малообеспеченных, ветеранов войны и труда), отменить пособие по безработице. Перенаправить все эти средства на первый взнос приобретения жилья для молодёжи». Она даже не замечает, как походя, мимоходом противопоставляет друг другу, потенциально натравливает друг на друга, две социальные группы населения, безработных и молодёжь, предлагая решать проблемы одних за счёт других. Особенно Светлану Владимировну расстроили комментарии на её предложение: «Прочитала комментарии и сложилось впечатление, что в Интернете «сидят» безработные, которым работать не хочется, а халяву подавай. Кто-то правильно написал, надо отправлять на общественные работы. Надо менять законодательство, хватит растить иждивенцев, которые сидят дома (или, как отметили, бегают, отмечают свои справки, что работы нет). Мы много говорим о нашем будущем. А будущее от нас с вами зависит».

А ведь есть такая маленькая брошюра, она называется Конституция РФ. В ней в статье 7 провозглашается: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». А в 37 статье Конституции говорится: «1. Труд свободен. 2. Принудительный труд запрещен. 3. Каждый имеет право на защиту от безработицы». Статья 21 Конституции РФ декларирует: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления», и в статье 19 пункт 2 «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина».

Правовые нормы этой брошюры якобы имеют непосредственное и прямое действие. Отчего же менталитет наших чиновников так далек от духа и буквы Конституции Российской Федерации? Страшно далек, далек настолько, что вступая в избирательный цикл 2011 – 2012 года, рассчитывая на успех своей чиновничьей партии «Единой России», её члены не боятся последствий публичных заявлений, которые коренным образом расходятся с положениями Конституции. Заявления, сделанные в феврале в Чите и в октябре в Ульяновске есть ни что иное, как пропаганда социального дарвинизма. А то, что они сделаны обличенными определенными полномочиями государственной власти чиновниками говорит о многом. В чем реальность нашего времени: в декларациях Конституции РФ или в мировоззрении, словах и делах чиновников?

Большинство нынешних бомжей – «тунеядцы» поневоле. Они были выбиты из жизни, деклассированны и десоциализированы с переходом к капитализму, затем его зоологическими реальностями, волчьими обстоятельствами жизни. Они уже уничтожены социально, давайте их убьем физически? Давайте прекратим поддерживать безработных, окончательно выбьем их из жизни, сделаем бомжами, а далее по вышеприведенной схеме? Sieg Heil!?

Опенышева считает, что на 4900 рублей можно жить, тунеядствовать безбедно, что это крутая халява. А ведь 4900 получают не все из безработных, прошедших регистрацию в службе занятости. Это максимальное пособие. А минимальное пособие безработного 850 рублей. Те, кто получает 4900 рублей имеют стаж стабильной работы, стабильные трудовые привычки, сложившийся уровень потребностей, которые уж никак на максимальное пособие не удовлетворишь. Кроме того именно они, как правило, семейные и, «отнимая» у них жалкое максимальное пособие, госпожа Опёнышева предлагает отнять у горячо защищаемой ею на словах семьи возможность оплатить жильё и коммунальные услуги, на большее этого максимального пособия и не хватит. Опять же на словах её инновационный прожект должен осуществиться, «не затрагивая малообеспеченных», а на деле говорится о том, что итак не очень обеспеченных безработных надо подтолкнуть к абсолютной необеспеченности, то есть к нищете. А что думают молодые безработные о благодетельном государстве и его чиновниках и в каких выражениях думают, получая минимальное пособие 850 рублей, пусть госпожа Опёнышева и другие «государственные служащие» пораскинув мозгами додумаются сами. Наверное, о расширении своих «компетенций»?

Один умный человек в своё время предлагал, чтобы будущие юристы в порядке юридической практики какое-то время, месяц, например, побывали в роли заключённых наших учреждений исполнения наказаний. Возможно, для претендентов на чиновничьи места в качестве необходимой социальной практики надо в течение, например, года пожить в Российской Федерации на прожиточный минимум, на минимальную оплату труда, да, просто на заработную плату пять-шесть-десять тысяч рублей в месяц, как живут учителя, врачи и прочие наемные работники российского социального государства.

Что предлагает ульяновский рынок труда «халявщикам» из числа безработных? Процитируем директора Департамента занятости населения Ульяновской области В.И.Кранцева: «За 8 месяцев 2011 года работодателями были представлены сведения на 51875 вакансии… Из общего числа заявленных вакансий 56,7% - с оплатой труда выше прожиточного минимума (за соответствующий период прошлого года - 44,1%)». Следовательно, стабильно за два года только примерно половина вакансий, открывающихся на рынке труда, с огромной натяжкой может считаться удовлетворительной: предлагающей оплату труда выше прожиточного минимума. «Наиболее востребованными профессиями были менеджеры различного профиля со средней заработной платой 8,0 тысяч рублей, инженеры со средней заработной платой 12,5 тысяч рублей, продавцы-консультанты со средней заработной платой 7,5 тысяч рублей, разнорабочие со средней заработной платой до 5,0 тысяч рублей, бухгалтера со средней заработной платой 10,0 тысяч рублей, электрогазосварщики со средней заработной платой 15,0 тысяч рублей». Итак, из бывших «халявщиков»-безработных только удачливые электросварщики трудоустроившись смогут заплатить за жилье и коммунальные услуги, питаясь при этом средне-нормально. Остальные, по мнению госпожи Опенышевой, видимо, должны довольствоваться благородной бедностью. А ведь так все годы второго российского капитализма живут 80% ульяновцев. Двадцать лет далеко не благородной бедности с периодическими погружениями в нищету или около неё в 1992 - 1994 гг., в 1998 - 1999 гг., в 2008 – 2009 гг. Такова постсоветская социальная история Ульяновской области.

И ещё один штрих, без которого проблема вспомоществования безработным гражданам будет отражена неполно. Губернатор, оценивая деятельность служб занятости, как крайне неэффективную, назвал их «конторами по раздаче денег» . Возможно, он тоже считает, что их «раздавать» не надо. Нам это не известно, но где-то должен располагаться творческий источник опёнышевских «инициатив», её «личного мнения»? Но мы о другом. Конторы центров занятости не только «деньги раздают», но ещё унижают человека на каждом шагу: от постановки на учёт в качестве безработного до еженедельных индивидуальных отчётов о поисках работы с предоставлением чиновнику службы занятости «кондуита» с подписями уполномоченных лиц организаций, которые в поисках работы посетил безработный и в которых ему в работе было отказано. В случае «просрочки» или не предоставления «доказательств» добросовестных поисков работы безработный лишается пособия, как и в случае отказа от двух предложенных центром занятости вакансий. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Вообще, формы проявления заботы родного государства о гражданах провоцируют нечеловеческую любовь к нему и его представителям.

А какова цена для социального российского государства вопроса, вызвавшего такое неприятие многократно упоминаемой нами чиновницы. Пособия по безработице финансируются из федерального бюджета. Уже поэтому никуда перераспределить их не получится: эти средства не принадлежат региональному бюджету. Похвально, наверное, когда региональные чиновники мыслят широко, в общегосударственном масштабе, но в пределах разумного.

Расходы средств субвенций из Федерального бюджета на социальную поддержку безработных граждан в Ульяновской области в первом полугодии 2011 года составили 155 миллионов 908 тысяч 400 рублей. На мероприятия Программы занятости населения Ульяновской области за восемь месяцев 2011 года потрачено опять же федеральных средств 166,9 миллиона рублей, из них на содействие предпринимательской деятельности 115 миллионов рублей. Цифры затрат на содействия предпринимательской деятельности и выплату пособий по безработице вполне сопоставимые и далеко не запредельные.

Из 4,9 миллионов российских безработных в службах занятости зарегистрированы 1,5 миллиона. Если предположить (с запасом), что все они в течение года будут получать максимальное пособие по безработице, то получится 88 миллиардов 200 миллионов рублей, немногим более 2 млрд. евро или менее 3 млрд. долларов. Цифры сопоставимые с регулярными финансовыми интервенциями Центробанка для поддержания курса рубля или размерами российских кредитов иностранным государствам. Такова символическая, по сути, цена социального покоя в стране суверенной демократии.

В системе тоталитарной диктатуры наше будущее мало зависит от нас, от граждан, стоящих за пределами славного чиновничьего круга. Но во многом зависит от чиновников, которые представляют руководящий страной чиновничий класс. Наше будущее в их глазах «на общественных работах», то есть в системе принудительного труда, где они определяют, кого и как принуждать. Принуждение к любым работам на кабальных условиях, за «пять-шесть тысяч рублей». Те же, кто откажутся, пусть подохнут с голоду, или «по закону» их «определят» в работные дома на «общественные работы». Как можно иначе понимать призывы «ввести понятие «тунеядец» с соответствующей ответственностью» или «надо отправлять на общественные работы, надо менять законодательство, хватит растить иждивенцев, которые сидят дома», Доведённых до последней черты – отстреливать. А ведь и Михалёв, и Опёнышева не согласятся, что их рассуждения человеконенавистнические по сути. Потому что кабальные пять-шесть-десять тысяч – это реалии существующей системы, как и минимальное пособие по безработице – 850 рублей, которое за 6 лет с 2005 года выросло в Российской Федерации на 130 рублей, как социальная глухота и слепота власти по всем азимутам. Бытие определяет сознание, формирует мировоззрение, которое стремится оптимизировать само себя, то есть избавиться от противоречий, «химер» совести, человечности, и оптимизировать окружающую социальную действительность.

Оптимизация образования и науки, здравоохранения и обороны, капиталистическая оптимизация народного хозяйства в интересах эффективных собственников, наконец, «оптимизация» бюджетов всех уровней – всё это осуществлено, существует и может какое-то время ещё просуществовать только в условиях политического режима открытой террористической диктатуры. Система вырастила и воспитала соответствующие ей кадры. Весь строй их мышления есть порождение, плоть от плоти, этого политического режима. Отсутствие массовых протестов позволяет пока не прибегать к массовому подавлению недовольства, ограничиваться точечными репрессиями. Но «кадры» уже сформированы, готовы исполнять, инициативно предлагать свои ноу-хау, улавливая «дуновения сверху», ловя на лету «генеральную тенденцию». Более 20 лет в России нет социального единства. И судя по всему на базе существующего политического и экономического строя достичь его нельзя.


Статья была опубликована в блоге oleg-loskutov.livejournal.com и перепечатывается с любезного разрешения автора.
Алексей Накушинов

Теги:социальное расслоение, российский капитализм, бедность


Комментарии