Главная › Статьи › Украина
Украина
Однополярный мир с центром в Москве
02.03.2014 3508 5.0
На протяжении двадцати с лишним лет – как утверждается, в российской прессе этот термин впервые появился ранней весной 1992 года – политологи долго и утомительно полемизировали о том, применим ли к сложившейся системе международных отношений термин «однополярный мир». Мне кажется, пришло время дать на этот вопрос положительный ответ, с одной, впрочем, довольно существенной поправкой – центром этого мира, нравится нам это или нет, является Москва, а не Вашингтон.

Не так просто сказать наверняка, когда это началось, но постепенно сложилась весьма своеобразная ситуация: американская дипломатия практически единолично занимается вопросами, которые не имеют реальных шансов быть урегулированными (бесконечные поездки госсекретаря Дж. Керри к премьер-министру Израиля и главе Палестинской администрации – прекрасный пример такого рода контрпродуктивной активности), тогда как в ситуациях, когда внешнее вмешательство может иметь определяющее значение, США де-факто самоустраняются. Справедливости ради нужно отметить, что началось это не во времена правления Барака Обамы: в августе 2008 года, когда российские войска отторгли от Грузии Абхазию и Южную Осетию, у власти в Белом доме была республиканская администрация. Профессор Стивен Коэн не зря указывал, что Вашингтон создал режим Саакашвили и продолжал поддерживать его, при помощи американских военных специалистов была создана его армия, а американские лидеры были в Тбилиси в дни и недели, непосредственно предшествовавшие войне. Желали они того или нет, но представители администрации Дж. Буша-мл. настроили и без того преувеличивавшего свои силы М.Н. Саакашвили таким образом, что он вообразил, будто может не бояться вооруженного противостояния с Российской Федерацией. Когда же таковое случилось, американцы, в общем, предоставили В.В. Путину полную свободу действий, которой второй президент России, тогда считавшийся премьер-министром, воспользовался исключительно грамотно: достигнув поставленных ограниченных целей за считанные дни, российская армия прекратила боевые действия до того, как получила в ответ партизанскую войну, с которой сами США годами безуспешно боролись в Афганистане и Ираке. С момента отторжения силами российской армии территорий Абхазии и Южной Осетии прошло уже пять с половиной лет – достаточный срок, чтобы заметить: В.В. Путин не заплатил за это никакую политическую цену, напротив, его положение лишь упрочилось. Зимняя олимпиада, триумфально прошедшая только что в субтропическом Сочи, была организована в 25 километрах от границы с Абхазией, и никто из официальных лиц в ходе многочисленных церемоний даже не заикнулся о том, как этот регион был отторгнут от Грузии.

Однако при Бараке Обаме этот процесс пошел существенно дальше и быстрее; его уже невозможно охарактеризовать как «кризис», ибо речь идет о де-факто полном отсутствии воли к политическому лидерству, несмотря на повсеместно звучащую риторику обратного содержания. Особенно ярко это проявилось в январе – феврале 2011 года, когда исламисты, с одной стороны, и рассерженная городская молодежь, с другой, вышли на массовые митинги против режима Хосни Мубарака в Египте. Американская администрация почти сразу же «сдала» своего едва ли не основного ближневосточного партнера, хотя именно к Х. Мубараку Б. Обама полетел за полтора года до этого, в июне 2009 года, чтобы в Каире выступить с этапным для сына мусульманина посланием об отказе от парадигмы «конфликта цивилизаций» и необходимости примирения между Соединенными Штатами и арабо-мусульманским миром. Вот уже три года американская администрация практически безучастно взирает на то, как в Египте свергли и арестовали Х. Мубарака и его приближенных, затем на вполне свободных выборах избрали исламистски ориентированный парламент и исламиста-президента, потом распустили этот парламент и свергли этого президента, арестовав его, а затем с использованием армейских подразделений подавили акции протеста его сторонников, отправив на кладбища сотни пусть и не очень миролюбивых, но мирных демонстрантов. В настоящее время у власти в Египте де-факто находится формально демобилизовавшийся из армии и готовящийся к президентским «выборам» фельдмаршал Абдул-Фаттах ас-Сиси, который свои президентские амбиции прилетел обсуждать к В.В. Путину и его министрам обороны и иностранных дел, а не к Б. Обаме, в Пентагон и Госдепартамент. Вообще, тот факт, что первый зарубежный визит главы Египта был совершен именно в Москву, воскресает в памяти времена, казалось, сгинувшие в лету со смертью Г.А. Насера. Бараку Обаме и его администрации удалось обнулить все достижения американской дипломатии на этом направлении со времен Г. Киссинджера.

Про длящуюся уже три года гражданскую войну в Сирии сказано и написано всё, что можно было сказать и написать. Факт состоит в том, что В.В. Путин сумел навязать западному миру позицию военного невмешательства. Лично мне думается, что американские бомбардировки Дамаска не привели бы ни к чему хорошему ни в кратко-, ни в долгосрочной перспективе, а т.н. оппозиция совсем не кажется мне собранием лучших государственных деятелей, чем правящий режим, поэтому, при всем сострадании к жертвам братоубийственной войны, содержательно я позицию российской дипломатии в данном вопросе понимаю и поддерживаю. Однако в данном контексте важен не столько содержательный, сколько организационно-геополитический вывод: как бы и чем бы ни угрожали Х. Асаду и его приближенным американцы, начиная с президента Б. Обамы, слово и дело В. Путина оказались куда более вескими.

И вот теперь – Украина. Здесь американская администрация превзошла сама себя. Увидев утром на Ленте заголовок «Госдепартамент не нашел доказательств российского вторжения в Крым», когда все соседние материалы только об этом вторжении и трубили, я подумал, что в выходной день на ведущем новостном ресурсе рунета переводчика бес попутал. Однако, найдя оригинал на сайте Государственного департамента, я читал и перечитывал его, ошарашенный. Пресс-секретарь внешнеполитического ведомства США Дженнифер Псаки заявила, будто «у американских властей нет собственных источников информации о ситуации на Украине», и что «всю информацию о Крыме Госдепартамент получает из тех же источников, что и журналисты». Ни своих разведывательных служб, ни аналитиков в США, выходит, не осталось, и единственное, что остается Госдепартаменту – читать газеты. Информационные агентства, впрочем, делали свою работу – в это же время CNN сообщало о перемещении российских танков в Севастополе (см., например, скриншот здесь), не говоря уже о переброске в Крым двух тысяч российских десантников и закрытии воздушного пространства полуострова. Всего этого Госдепартамент не заметил, а Барак Обама нашел исключительно «адекватный» ответ на это, заявив: «Соединенные Штаты вместе с международным сообществом подтверждают, что за военное вторжение на Украину придется заплатить», а также пригрозив, устами анонимного «источника», – о ужас! – отказаться от участия в июньском саммите G8 в Сочи. В Кремле все так перепугались от такой угрозы, что даже предложили отозвать из Вашингтона российского посла. Бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко, кажется, высказался на этот счет лаконичнее и точнее всех: «Это не заявление лидера мировой державы. Россия получила карт-бланш на войну. Но цена для всех будет ужасной. Для США тоже». Фактически, президент США дал В.В. Путину карт-бланш на оккупацию, причем хорошо если только Крыма: сегодня очень тревожные сведения приходили из разных регионов Украины. Так, крупный украинский писатель Сергей Жадан пострадал во время штурма Харьковской областной администрации. Его вынесли из здания администрации окровавленным, а потом еще избивали ногами. Александр Морозов назвал вещи своими именами: аншлюс. Но никакой аншлюс не был возможен – ни в 1938 году, ни сегодня – без попустительства т.н. «свободного мира». И ответственность за то, что сегодня происходит то, что происходит, лежит, в том числе, и на тех, кто, пробившись в формальные лидеры «свободного мира», раз за разом не могут проявить лидерских качеств тогда, когда они более всего нужны.

Со времен И.В. Сталина правитель, администрация которого располагается в Кремле, не был столь влиятельным, как В.В. Путин. Но И.В. Сталин до 1944 года вынужден был делить мир с А. Гитлером, а после 1944 года – с Г. Трумэном и Дж. Маршаллом. В.В. Путину сегодня существенно проще: мир, фактически, стал однополярным, и центр его, нравится нам это или нет, находится в Москве.

И как с этим жить дальше – большой вопрос.

1 марта 2014 г.

P.S. Изначально материал этот планировался к публикации на другом портале, где автору, статьи и интервью которого там уже размещались, было обещано «полное отсутствие цензуры». К сожалению, отсутствие цензуры включало в себя лишь право критиковать президента России, а вот на критику президента США и его курса, как оказалось, разрешение имеют отнюдь не все. Это неимоверно печально, если свобода слова на либеральных западнических порталах почти столь же избирательная, как и на форумах идейно-политических оппонентов. Автор, поэтому, особенно признателен сайту «Контуры» за публикацию настоящего текста.
Алек Д. Эпштейн

Теги:Украина, российская оккупация Крыма, крым, внешняя политика США, российская агрессия

Читайте также

Комментарии