Главная › Статьи › Политика
Политика
Выборы как иллюзия: Зачем это нужно оппозиции?
11.12.2017 3005 4.2
Кошмарный сон Кремля: шоу иллюзионистов при отсутствии зрителей. В пустом зале только гардеробщицы, кассиры, уборщицы, технический персонал. Гробовое молчание публики. Жидкие аплодисменты. Полное фиаско. Над такими выборами во всем мире будут смеяться, а для власти это самое страшное. Смех ее убивает. Деспотия питается страхом, как клоун из «Оно» Стивена Кинга.

Низкая явка – это провал. Конечно, по итогам «выборов» можно нарисовать любую цифру, но что толку – отсутствие избирателей на участках слишком хорошо видно. У этой лжи будут уж очень короткие ноги. Поэтому все силы брошены на привлечение избирателей к голосованию. Голосуйте за кого хотите, только придите. Не хотите за Путина? Вот вам Зюганов, Жириновский, Миронов, Собчак, еще пара сумасшедших, миллионер-неудачник, порноактриса Беркова и, может быть, даже Алексей Навальный. Можете проголосовать за всех или всех вычеркнуть, разрисовать свой бюллетень чем хотите, разорвать или забрать с собой – только придите. Если вы пришли и отметились, значит вы приняли участие в выборах, а о конечном результате мы сами позаботимся.

Проблема обеспечения явки избирателей на предстоящих выборах – это единственная серьезная проблема власти. В этом деле она рассчитывает на оппозицию. И оппозиция ей в помощь!

Современная российская демократическая оппозиция сочетает в себе западные либеральные взгляды и стремление к демократии с традиционной российской леностью, мечтательностью и ожиданием чуда. Кто-то сказал оппозиционерам, что политика – это только борьба за власть, и они с удовольствием в это поверили. А поскольку власть должна меняться на выборах, то все остальное время они пребывают в спячке. Происходят важнейшие события, войны, общественные волнения – ничто не может нарушить сладкий сон оппозиционеров. Многие ли слышали, чтобы оппозиционные партии публично выступали с заявлениями по поводу происходящих в стране или за рубежом событий? Изредка они что-то бормочут сквозь сон, но по-настоящему просыпаются только тогда, когда надо мобилизовать избирателей на голосование.

За последние 17 лет в стране не было ни одних парламентских или президентских выборов, которые исполнительная власть не контролировала бы самым жестким образом и не фальсифицировала итоги голосования. Фальсификация выборов стала в России нормой. Оппозиция это знает. И каждый раз идет, чтобы снова убедиться, что карточных шулеров обыграть невозможно. Каждый раз собирает множество доказательств фальсификаций. Каждый раз все виновные уходят от ответственности. И каждый раз оппозиция приползает на новые выборы и садится играть краплеными картами с теми же самыми жуликами. В надежде на что?

Нет никакой надежды. Им не важен результат. Им важен процесс. Выборы – это для оппозиции процесс, во время которого оппозиционеры могут громко о себе заявить, могут себя показать. Могут набрать политический капитал и придать себе весу. Власть не только разрешает им это делать, но в известной мере и поощряет к тому – участие оппозиции повышает явку избирателей. Высокая явка – залог легитимности незаконно избранной власти.

Оппозиция по большей части не находится в прямом сговоре с правительством. Этого и не требуется. Достаточно того, что оппозиция видит свое главное предназначение не в демонтаже авторитарного режима, а в участии в политическом процессе. На псевдовыборах власть дает оппозиции в таком процессе немного поучаствовать, и она участвует. Со всей душой, с полной отдачей! Это не важно, что результат ожидаемо нулевой, главное – участие.

Вместе с пародийными выборами наступает время самореализации и для общественных институтов, привязанных к избирательному процессу. Организации по наблюдению за выборами, правозащитники, аналитические центры, политологи, социологи, многие журналисты и публицисты – все включаются в процесс, который в конечном счете сводится к созданию в обществе иллюзии проведения настоящих выборов. И тут уже неважно ругаете вы кандидатов или приветствуете, лояльны вы к власти или клеймите ее последними словами. Важно, что к инсценировке выборов вы относитесь серьезно, как к процессу, заслуживающему внимания. И эту серьезность вслед за оппозицией и общественными активистами должно почувствовать все российское общество. Почувствовать, поверить и прийти.

Разумеется, оппозиции не дают развернуться в полную силу. Поле ее деятельности строго ограничено продуманно расставленными флажками. Соразмеряя выгоду и риски, власть разрешает кому-то зарегистрироваться, кому-то – вести предвыборную агитацию, кому-то даже рисует по итогам выборов некоторый процент голосов.

Допущенные до выборов оппозиционеры абсолютно счастливы. О солидарности с теми, кого до выборов не допустили, даже мысли нет. Удалось прорваться на кремлевское шоу – так это такая удача, перед которой меркнут представления о равной законности для всех, о правах избирателей, об ответственности перед демократией. И было бы еще по крайней мере понятно, если бы бонусом за эту нечистоплотность могла быть победа, но ее нет и быть не может! А может быть только возможность покрасоваться 20 минут в эфире федеральных телеканалов, да заявить о себе, как о политике федерального уровня. Вот и весь политический успех. Вот и вся награда.

Соглашаясь с бессмысленностью участия в выборах с точки зрения результата, оппозиция находит себе в оправдание такой аргумент: это замечательная возможность донести до избирателей наши идеи, нашу политическую программу, наши цели. Оппозиционные политики страдают завышенной самооценкой, полагая, что широкие народные массы не идут за ними дружными колоннами только потому, что мало о них, как о политиках, знают.

Есть и другой аргумент, который больше обсуждается во внутреннем кругу, чем на публике: на выборах победить нельзя, но фальсификации всколыхнут народ и люди выйдут на улицы. Тогда и наступит наш час. Это выглядит немного цинично – призывать людей идти на выборы, чтобы они там обманулись и, возмутившись обманом, призвали оппозиционеров стать лидерами протеста. Но это не только цинично, это еще и бесполезно. Опыт протестного движения 2011-2012 годов показал, что на роль лидеров протеста нынешние оппозиционеры не пригодны. Они слишком тщеславны, трусливы и нерешительны. Речь даже не о тех нескольких самозванцах, в решающий момент сыгравших на стороне власти и перенесших протестные митинги из-под стен Кремля на Болотную площадь. Речь идет также и обо всех остальных организаторах протестных действий, утопивших вспыхнувшее в обществе недовольство в пустом и бессмысленном стоянии на площадях и проспектах.

Тогда люди, возглавившие протест, получили все, о чем мечтали: многотысячную аудиторию на митингах, возможность выступить со сцены, стать центром общественного внимания и кандидатами на вожделенные переговоры с властями. Демонтаж системы их не интересовал; поэтому они не стремились развивать успех, вполне удовлетворившись массовым, но вялым и бесперспективным стоянием на Болотной площади или хождением по улицам с разрешения властей и под их строгим надзором.

Правильный вывод из той истории сделал для себя только Алексей Навальный, активизировавший свою оппозиционную деятельность, не дожидаясь начала новой предвыборной возни. Он, конечно, не лидер либеральной оппозиции и вообще не либерал, а о его политической позиции трудно сказать что-либо определенное. Он и националист, и демократ, и борец с коррупцией, но главное – он популист и прагматик. Он твердо решил идти по тому пути, который выбрал, невзирая на угрозы и потери. Он использует все средства, в том числе такие сомнительные, как помощь «Единой России» на городских выборах в Москве.

Некоторые считают его креатурой Кремля или Лубянки, но это вряд ли. Власть умеренно прессует его, но так чтобы окончательно не выбить из колеи и в то же время не дать развернуться по-настоящему. Объективно он выгоден Кремлю для иллюстрации конкурентных выборов, но в случае конкретно с ним опасность не удержать ситуацию под контролем достаточно велика. Скорее всего, Кремль сейчас в мучительных раздумьях: зарегистрировать Навального кандидатом в президенты, что сразу придаст выборам серьезности, или оставить за бортом, перестраховавшись на всякий случай от лишних рисков?

Если в Кремле победит вторая точка зрения, то следует ожидать выдвижения на выборы какой-нибудь замены Навальному – чего-то условно оппозиционного, чем можно привлечь на избирательные участки уставших от однообразия людей. Возможно, в рамках этого решения и была выдвинута Ксения Собчак, но эксперимент оказался не слишком удачным – эта смешная дама в роли оппозиционного политика выглядит совсем уж неубедительно.

Впрочем, для создания иллюзии подлинное значение кандидата не так важно. Иллюзионисты придадут объекту нужный имидж, где надо подмажут, где надо подправят, научат нужным фразам и подадут публике в готовом виде. В конце концов, поддавшиеся иллюзиям избиратели придут и проголосуют за любого, кто хоть чем-то, хоть немного будет отличаться от других кандидатов. Одни сделают это для смеха, другие – из отвращения ко всем остальным, третьи – в тайной надежде, что с этим кандидатом им может быть наконец-то повезет.

Остаётся последний вопрос: зачем это нужно всем нам, обычным российским избирателям? Об этом – в продолжении через несколько дней.
Александр Подрабинек
Уважаемый читатель, редакция "Контуров" напоминает, что Вы можете поддержать автора разумным, на Ваш взгляд, гонораром. Из Ваших отчислений складывается оплата труда журналиста.


Читайте также

Комментарии