Главная › Статьи › Культура
Культура
Возможна ли в России икона с Pussy Riot?
01.12.2012 4146 0.0
Отец Иларион (Роман Зайцев) освящает «Богородицу» Евгении Мальцевой на открытии выставки «Духовная брань», 20 сентября 2012 г. Фото Татьяны Сушенковой


20 сентября 2012 года в Москве произошло историческое событие одновременно сразу в нескольких плоскостях. Открывшаяся на «Винзаводе» выставка работ художницы Евгении Мальцевой, «Духовная брань», организованная при активном участии одного из самых значительных коллекционеров икон Виктором Бондаренко и религиоведа Романа Багдасарова, оказалась заблокирована собравшимися перед входом на выставку радикально настроенными активистами-традиционалистами,а также подоспевшим ОМОНом.

Это не первый случай негативной реакции на выставки современного искусства. И дело не столько в объектах искусства, представленных в галерее (их радикально настроенные активисты практически не видели, и сами эти объекты дорабатывались во многом после публикации немногочисленных анонсов о выставке в прессе).

Историческая значимость происходящего заключается в том, что коллекционер икон, получивший не одну благодарность от представителей Русской Православной Церкви и патриарха Кирилла, в частности, оказался главным идеологом создания выставки, которая согласно высказываниям представителей РПЦ содержит экспонат, оскорбляющий «почитаемый христианами священный символ – икону Спасителя» (видение выставки Главой Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, протоирея Всеволода Чаплина), и которая «под видом псевдоискусства оскорбляет чувства верующих» (по словам председателя Комитета Государственной Думы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой). Это не первый арт-проект Виктора Бондаренко на стыке искусства и сакрального – его предыдущий проект Diesis/Предстояние был одобрен Церковью (и название проекту было дано самим протоиреем Чаплиным).

Но тем не менее, восемь работ, представленных на выставке, были осуждены с согласия Церкви собравшимися перед «Винзаводом» радикально настроенными защитниками одновременно с двух позиций: как современное искусство (непонятное и пугающее традиционалистов, видящих в нем «либеральный фашизм») и как покушение на сакральное в контексте ряда тенденций современного российского общества (выступление девушек из группы Pussy Riot против сращивания института РПЦ МП со светскими структурами).

Что же произошло и действительно ли выставка содержит экспонаты, разжигающие межрелигиозную рознь, выяснил в своей новой книге социолог Алек Д. Эпштейн.

Книга, как и выставка, носит название «Духовная брань». Этот альбом содержит 7 глав, в которых автор освещает историю отношений художников и служителей культа, начиная с появления первых икон в христианстве. В их названиях – эволюция выразительного языка для духовного поиска, начиная с иконоборцев в первые века христианства и заканчивая авангардными работами современных художников в России:

1. Истоки духовной брани: между иконоборчеством и иконопочитанием
2. От иконописи – к религиозной живописи
3. Развитие живописи на религиозные темы в русском искусстве
4. Сакральные сюжеты в современном искусстве
5. Не останавливаясь в поисках Бога: собрание и арт-проекты В. Бондаренко
6. Как это было: за кулисами самой резонансной выставки года
7. У кого в России монополия на Бога?

Начинается книга с серии интервью организаторов выставки в СМИ. Вот, например, отрывок из интервью Виктора Бондаренко корреспонденту Радио «Свобода»: «Каждый художник пишет свою эпоху, пишет актуальность. А те люди недалекие, а некоторые просто мракобесы, даже не задумываются, что был такой иконописец Симон Ушаков в XVII веке: он начал писать “живоподобные” иконы, его предавали многие православные традиционалисты анафеме. Я думаю, его разорвали бы на части, если бы он не возглавлял Оружейную палату Кремля и не был в друзьях с царем. […] Когда мы проводили дискуссии с представителями церкви, я вот так из моей коллекции выставлял иконы и задавал вопрос: “Вот Иисус архаичный, вот Иисус эпохи рококо, вот Иисус в стиле модерн. Какой правильный Иисус, какой канонический?” - И что же они отвечали? - Они отвечали, что сами боятся этих мракобесов тупых, которые могут набежать и кричать “Нас нашего Бога лишают”».

Автор-составитель книги, Алек Д.Эпштейн, вслед за организатором выставки, Виктором Бондаренко, напоминает читателю, что работа художника вписана в контекст той эпохи, в которой он творит. Уже во времена Средневековья на изображения Святого Семейства стали пробираться «заказчики» или сами художники. А в работе русского живописца Александра Иванова «Явление Христа народу», например, можно лицезреть как автора, так и Николая Васильевича Гоголя, изображенного в профиль (фигура, ближайшая к Христу на картине).

Очень часто канона для выражения художником духовного чувства просто не существует. Алек Д. Эпштейн приводит слова искусствоведа И.Л. Бусевой-Давыдовой, которая замечает, что в средневековом искусстве художники создавали образы из Евангелия, трактуя их широко. Так, в сцене с архангелом Гавриилом нет однозначности в отношении позы Девы Марии: в работах одних иконописцев она сидит, в работах же других – нет. Но такое расхождение не смущало ни духовенство, ни прихожан.


Евгения Мальцева. «Троица I». Собрание Виктора Бондаренко


В глазах радикально настроенных активистов автор выставленных работ, Евгения Мальцева, покусилась на канонизацию несоместимого с каноном. Она изобразила девушек из панк-группы Pussy Riot и сотворила икону с негативным отображением лика Святой Троицы (где изображение глазниц и рта лика напоминает балаклаву). Только активисты не хотят вспоминать про то, что иконопись – это живопись со всей эволюцией техники изображения (в книге читатель найдет множество примеров доработки художником изображения и узнает, что скрывается под краской на знаменитых изображениях) и совсем забыли, что еще 7 октября 1997 г. патриарх Алексий II освятил негативное изображение на Туринской плащанице как Нерукотворный образ Спасителя. Они готовы были разгромить выставку даже при том, что три работы («Богородица», «Спас» и «Троица») были освящены отцом Иларионом.

Выставка «Духовная брань» продлилась всего две недели: она закрылась 5 октября 2012 года. В промежутке между ее началом и концом депутаты Государственной Думы приняли заявление «О защите религиозных чувств граждан России». Конституция РФ, которую словно икону держал в руках Виктор Бондаренко в день открытия выставки, не помогла защитить «Духовную брань» как артистический проект в светском государстве: под давлением консервативно настроенных активистов дирекция «Винзавода» попросила владельца галереи, Марата Гельмана, закрыть выставку.

Но Виктор Бондаренко все еще верит в прогрессивное начало в вопросах сакрального: «Более того, я надеюсь, что доживу до того дня, когда кто-то всё-таки создаст храм XXI века, где будут работы Худякова на плазмах. Почему нет? […] Я считаю, что мир переформатируется и должен объединиться вокру гуманистических ценностей, выросших из христианских. Мир должен к этому прийти, и нам нужно создать искусство, адекватное этому миру».

Пока же книга Алека Д.Эпштейна остается редкой возможностью «посетить» эту выставку в формате альбома, собравшего не только выставленные работы, но также уникальные снимки, запечатлевшие их развитие. Поэтому даже те, кто был на выставке, увидят в изданной книге много нового для себя, осознав, что видели в Галерее Марата Гельмана лишь надводную часть айсберга…


Презентация книги «Духовная брань» состоится 3 декабря 2012 г. в 14:00 в Сахаровском центре в Москве по адресу: Земляной Вал, д. 57, корп. 6.
Ольга Николаева

Теги:Pussy Riot, Духовная брань, Виктор Бондаренко, клерикализм, Алек Эпштейн, Религия, живопись, Евгения Мальцева

Читайте также

Комментарии