Главная › Статьи › Украина
Украина
Испытание Зубцом: что происходит с Украиной?
23.11.2017 4393 4.3
18 октября у здания Верховной Рады в Киеве возник палаточный протестный городок. Какое-то подобие былого Майдана, шум речей политиков, митингов, шеренги полицейских. Протестующие требовали импичмента президента Порошенко, а тот обращался к ним с умиротворяющими посланиями.

Однако к тому времени, в самый канун уличного бурления, совершилось действительно важное событие. Тихо и неприметно для общества. Рутинно-помпезно для причастных к нему государственных чинов.

6 октября Порошенко своим указом ко Дню юриста наградил орденом Ярослава Мудрого V степени бывшего судью Киевского городского суда Григория Ивановича Зубца (р. 1937).

Орден Ярослава Мудрого – вторая по значимости государственная награда независимой Украины.

В советские годы Зубец, будучи заместителем председателя Киевского городского суда, в марте 1984 приговорил тяжелобольного журналиста Валерия Марченко к 12 годам заключения (7+5). До этого Марченко уже отсидел 8 лет по той же статье (6 лет лагерей строгого режима и 2 года ссылки): «Антисоветская агитация и пропаганда, проводимая с целью подрыва советской власти» и теперь был осужден как «рецидивист», особо опасный государственный преступник.

Валерий Вениаминович Марченко (1947–1984) родился в высокообразованной известной в Киеве семье украинских гуманитариев, был талантливым журналистом. Он любил украинскую культуру, мечтал о ее расцвете в свободной стране. Во время первого лагерного срока пришел к сознательной христианской вере. Между двумя заключениями на «воле» среди близких людей он провел меньше трех лет. С юных лет он болел тяжелой формой нефрита. Новый приговор фактически означал для него медленную казнь. Об этом знал и судья Зубец, ибо к делу был приобщен вердикт врачей о том, что подсудимый физически не перенесет заключения.

Зубец как судья в советские годы активно участвовал в подавлении инакомыслия. Известны как минимум имена шестерых человек, которым он в 1980-е вынес приговоры за их убеждения. Зато в 1992-м он прислал матери Валерия, Нине Михайловне Марченко-Смужанице, реабилитационную справку за своей подписью. Она предложила ему извиниться, но он отказался.

Карьера Зубца всегда неуклонно шла в гору. В свободной Украине он 10 лет возглавлял Киевский городской суд (теперь – Апелляционный), получил звание «заслуженного юриста Украины», множество поощрений и почетных должностей. Нельзя сказать, что за все 26 лет независимости там напрочь забыли о темном прошлом почетного юриста. Нет, регулярно вспоминали и о его причастности к преследованию диссидентов, и его новые «подвиги». В 1998 г., например, столичная газета «Зеркало недели» рассказала, как Зубец в нарушение Конституции требовал от подчиненных согласовывать решения кассационной коллегии, распекая на совещаниях судей с независимой позицией.

Но чему удивляться? В независимой Украине, как и в РФ, всегда берегли и пестовали старые советские кадры, обслуживавшие карательную и судебную машины. Председатель Верховного Суда Украины в 1994–2002 гг. Виталий Бойко в свое время осудил основателя Украинской Хельсинской группы, инвалида войны, орденоносца и писателя Николая Руденко. В 1980-е гг. старший помощник прокурора Киева Леонид Абраменко участвовал в фабрикации многих дел киевских инакомыслящих (в том числе и автора этих строк), а с конца 1990-х он стал членом городской комиссии по реабилитации; имея, благодаря своему положению, доступ к закрытым тогда архивам бывшего ЧК-КГБ, издал несколько книг о репрессированных. (Сейчас он на почетной пенсии.) Следователь по особо важным делам прокуратуры г. Киева в те же 1980-е гг. В.К. Игнатьев, входивший в «обойму» прокурорских работников, обслуживавших политические заказы КГБ, в перестройку вдруг был зачислен журналистами в «демократы», а по службе возглавил отдел городской прокуратуры по борьбе с бандитизмом.

В 1981–1982 гг. в преследовании Валерия Марченко принимал участие прокурор Киева Степан Лотюк. Уже в годы свободной Украины он до 1998 г. сидел в кресле заместителя генерального прокурора, а потом ушел в бизнес и основал адвокатскую контору собственного имени. После «революции достоинства» его имя всплыло в украинских СМИ в связке с тогдашним Генеральным прокурором Виктором Шокиным, которого Порошенко вынужден был уволить под давлением общественности.

Лотюк в нулевые годы был причастен к ряду громких коррупционных скандалов, а в прошлом году оказался замешан в истории вокруг продажи имущества Минобороны на Печерске. В 2016-м стало известно, что его дочь Ольга выдвигается на должность члена ЦИК. Скромный преподаватель права в Киевском университете, она ездит на джипе за 50 тысяч долларов. Ее общественно-партийная работа в недавнем прошлом указывает на связи с небезызвестным Виктором Медведчуком, бывшим сотрудником КГБ СССР, а ныне другом В.В. Путина и недавним инициатором обмена пленными между сепаратистами Донбасса и Украиной.

Подобных тесных взаимосвязей между бывшими гонителями инакомыслящих в СССР и нынешними правящими в свободной Украине кланами – множество. Никто не понес наказание, никто не осужден даже символически.

Более того, недавний Генпрокурор Виктор Шокин был выдвинут на эту должность Петром Порошенко в феврале 2015 г. и поддержан большинством Рады. Прозвучавшая при этом в стенах украинского парламента критика в адрес кандидата не затронула главное: его былое участие в преследовании диссидентов. Об этом написал лишь бывший политзаключенный Василий Овсиенко, чуть ли не единственный, кто в Украине пытается проследить карьерные пути бывших гонителей инакомыслия в эпоху независимости.

В 1985 г. В.Н. Шокин, тогда следователь прокуратуры, сфабриковал дело на химика Ивана Мулярчика по статье 187-1 УК УССР («клевета на советский государственный и общественный строй»). В октябре того же года Киевский городской суд под председательством Г.И. Зубца и при участии прокурора Л. Абраменко приговорил Мулярчика к трем годам лагерей.

Сейчас в работе политической подгруппы трехсторонней контактной группы в Минске принимает участие Евгений Марчук, бывший генерал, начальник 5 управления КГБ УССР (занимавшегося диссидентами). Его подчиненным в 1970-1980-е гг. был Владимир Радченко, принимавший участие, например, в разработке члена Украинской Хельсинской группы Владимира Малинковича. Марчук и Радченко в демократической Украине возглавляли СБУ и занимали прочие высокие должности.

Казалось бы, что после получения независимости и уж после «революции достоинства» подобные персонажи должны были бы навсегда исчезнуть с политической и общественной сцены. А их прошлое должно было бы стать материалом для расследования преступлений советского режима против человечества. Ничего подобного. Запущенный с помпой новой украинской властью процесс люстрации никого из них по существу не затронул. (И теперь нужно разбираться, не был ли этот процесс лишь своего рода пропагандистским громоотводом.)

Торжественное награждение судьи Зубца переплелось с почти одновременным (12 октября) переименованием киевской площади Интернациональной в площадь имени Марченко. Площадь архитектурно никакая, до 1970 г. не имевшая даже названия. Еще в 2010-м комиссия по переименованиям Киевской мэрии предлагала назвать улицу Щербакова, на которой в доме № 72 жил Валерий, его именем. Но в итоге для этой цели выбрали безликую площадь. А 14 октября в селе Гатном под Киевом, где похоронен Марченко, на общественные средства установлен ему памятник.

Жизнь идет своим чередом. Награждение судьи – рутинная процедура. К круглым датам (а 8 октября бывшему палачу исполнилось 80 лет) «заслуженному» юристу полагался орден. Совет судей Украины при поддержке Государственной судебной администрации Украины направил соответствующее представление президенту Порошенко. Мог ли тот его не подписать? (Мог, так же, как может и, устыдившись, аннулировать награду. Но верит ли в реальность этого кто-нибудь в Киеве?) Ведь за время его правления не расследовано ни одно из убийств на Майдане. Недавно, 17 ноября, Высшая квалификационная комиссия фактически оправдала пятерых судей, причастных к преследованиям активистов Майдана в декабре 2013 года. Чему удивляться? Тем более нам, в РФ.

Ведь у нас происходят те же процессы. Достаточно назвать громкие имена бывших следователей КГБ, преследовавших диссидентов, генерала ФСБ Виктора Черкесова или генерала ФСБ Анатолия Трофимова. Оба занимали высокие должности в уже «демократической» России. (А то, что А.В. Трофимова в 2005-м застрелили во дворе собственного дома – это уже из истории мафиозных разборок путинской эпохи.)

Постепенно в РФ возводят памятники «репрессированным» в сталинскую эпоху (30 октября – на площади Сахарова в Москве и на днях – в Екатеринбурге). Открывают Государственные музеи ГУЛАГа.

Такие же мемориалы намерены возводить и в Украине, а музеи, связанные с репрессиями советского времени, и Институт национальной памяти там уже в наличии есть.

Получается зеркальное отражение? Но как же быть с потоками крови, которые пролиты в Украине за свободу и демократию? Памятники и музеи есть и будут новые, а справедливость где? Справедливость нужна людям для организации нормальной человеческой жизни. Ее-то и нет по обе стороны общей границы.

Зловещая атмосфера клубящегося над обществом духа реванша тоталитаризма не покидала российские 1990-е почти на всем их протяжении. Нынешнее шествие к советскому прошлому, к сталинскому кровавому «идеализму» – это следствие хлябей и туманов Горбачевской и Ельцинской эпох.

Но как бы того же самого не случилось с нынешней Украиной.
Павел Проценко
Уважаемый читатель, редакция "Контуров" напоминает, что Вы можете поддержать автора разумным, на Ваш взгляд, гонораром. Из Ваших отчислений складывается оплата труда журналиста.


Читайте также

Комментарии