Главная › Статьи › В мире
В мире
В защиту «пагубных» речей
25.06.2011 5508 5.0
ОТ РЕДАКЦИИ

Эта статья была опубликована 24 июня на сайте Wall Street Journal (только для подписчиков), а также в блоге автора geertwilders.nl. В русском переводе публикуется впервые.


Вчера был прекрасный день для свободы слова в Нидерландах. Амстердамский суд снял с меня все обвинения в речах ненависти после правового мытарства, которое длилось почти два года. Вчера люди в Голландии узнали, что политические дебаты в их стране не были задушены. Они узнали, что им всё еще можно критически высказываться об исламе, и что сопротивление исламизации – не преступление.

Я был привлечен к суду, несмотря на то, что я – избранный политик и лидер третьей крупнейшей партии в голландском парламенте. Меня не преследовали ни за что из того, что я сделал, но преследовали за то, что я сказал. Мой взгляд на ислам заключается в том, что он – не столько религия, сколько тоталитарная политическая идеология с религиозными элементами. В то время как существует множество умеренных мусульман, исламская политическая идеология радикальна и имеет глобальные амбиции. Я выражал эти взгляды в газетных интервью, обзорных статьях и в своем документальном фильме, снятом в 2008 году, «Фитна».

Меня притащили в суд левацкие и исламские организации, которые были склонны заставить замолчать не только меня, но и задушить публичные дебаты. Мои обвинители утверждали, что я преднамеренно «оскорблял» мусульман и «подстрекал к дискриминации и ненависти» в их отношении. Голландский уголовный кодекс устанавливает в своих статьях 137с и 137d, что любой человек, который «публично устно, письменно или изобразительными средствами преднамеренно самовыражается каким-либо образом, который возбуждает ненависть в отношении группы людей» или «любым способом, оскорбляющим группу людей из-за их расы, их религии или веры, их гетеро- или гомосексуальной ориентации, или их физического, психологического или умственного недостатка, будет наказан».

Меня притащили в суд за те заявления, которые я сделал как политик, и смысл которых заключался в том, чтобы подстегнуть общественную дискуссию в стране, в которой общественная дискуссия стагнировала на протяжении десятилетий. Голландские политические партии видели себя в качестве стражей стерилизованного статус-кво. Я же хочу, чтобы наши проблемы обсуждались. Я верю в то, что у политиков есть общественное доверие для проведения дальнейшего обсуждения важных вопросов. Я твердо верю в то, что всякое публичное обсуждение имеет просветительскую перспективу.


Демонстрация у здания суда в Амстердаме во время процесса над Гертом Вилдерсом. Фото с сайта islamizationwatch.blogspot.com

Мои взгляды разделяет растущее число голландских избирателей, которые привлекает Партия Свободы, или PVV. Она является самой быстрорастущей партией в стране, представительство которой выросло с одного места в 150-местной палате представителей в 2004 году до девяти мест в 2006 и 24 мест в 2010. Мои партийные воззрения, однако, столь не общепринятые в Нидерландах, что властные элиты, боящиеся дискуссии и негодующие по ее поводу, считают их кощунственными.

Вот почему меня доставили в суд, невзирая на тот факт, что государственный обвинитель не видел причины преследовать меня. «Свобода самовыражения играет существенную роль в публичных дебатах в демократическом обществе, – вновь и вновь повторяли прокуроры в течение суда надо мной. – То, что эти комментарии вредны и оскорбительны для большого числа мусульман, не означает, что они наказуемы».

Нидерланды – одна из немногих стран в мире, где суд может вынудить государственного обвинителя обвинить кого-либо. В январе 2009 года три судьи Амстердамского апелляционного суда санкционировали мое обвинение по политически мотивированному вердикту, уже сфокусированному на сути судебного дела. Они подразумевали, что я был виновен и санкционировали мое обвинение. В дальнейшем дело было передано в Амстердамский суд первой инстанции.

Судьи, оправдавшие меня вчера, уже имели у себя на столах окончательное постановление апелляционного суда. Они решили, однако, внять аргументам государственного обвинителя, который в течение процесса еще раз подтвердил свою позицию и попросил полного оправдания.

Хотя я, очевидно, освобожден от ответственности благодаря вчерашнему решению, мои мысли сейчас с такими людьми, как голландский журналист Ларс Хедегаард (Lars Hedegaard), австрийская активистка Элизабет Сабадич-Вольф (Elisabeth Sabaditsch-Wolff) и другими, недавно осужденными за критику ислама. Они оказались не такими счастливчиками, как я. Слишком во многих западных странах всё еще невозможно вести дебаты, касающиеся природы ислама.

Крупнейшими угрозами нашим демократиям являются не политическая дискуссия, равно как и не публичное несогласие. Как писал американский судья Лирнед Хэнд (Learned Hand), «то общество уже находится в процессе распада... где вера в окончательное превосходство разума стала настолько робкой, что мы не смеем говорить о наших убеждениях открытым текстом, чтобы выиграть или проиграть». В европейском и американском мышлении являлось принципом то, что люди лишь тогда свободны, когда они уважают свободу друг друга. Если же суды не могут более гарантировать этого, тогда, несомненно, общество находится в процессе распада.

Такие законодательные акты, как статьи 137с и 137d Уголовного кодекса Голландии позорят наши демократические, свободные общества. На основании такого законодательства я был отстранен от того, чтобы представлять полтора миллиона моих избирателей в парламенте, поскольку мне приходилось по нескольку дней находиться в зале судебного заседания, иногда до трех дней в неделю, в течение последних полутора лет. Такое законодательство должно быть отменено. Его следует упразднить во всех западных странах, где оно существует, и заменить положениями Первой поправки.

Граждане никогда не должны позволять затыкать себе рот. Лично я говорил, говорю и буду продолжать говорить.

Перевод с английского: Алекс Мома

ОБ АВТОРЕ

Герт Вилдерс
(Geert Wilders, родился 6 сентября 1963) – нидерландский либертарный политик. Является депутатом парламента Нидерландов с 1998 года, первоначально в качестве представителя Народной партии за свободу и демократию, а с 2006 – Партии свободы, основателем и руководителем, которой он стал. Широкую известность приобрел благодаря своей жёсткой антиисламской риторике. По многим вопросам его взгляды совпадают со взглядами другого известного нидерландского политика Пима Фортёйна. Вилдерса иногда ассоциируют с крайне правыми националистами, однако он сам энергично возражает против такого сравнения, заявляя, что «мои союзники не Ле Пен или Хайдер» и что «мы никогда не будем объединяться с фашистами». Вилдерс является сторонником Израиля в ближневосточном конфликте и 2 года прожил в этой стране. Он считает, что «Израиль является первой линией обороны Запада» против того, что он называет исламской угрозой.

На национальных выборах в ноябре 2006 года возглавляемая Вилдерсом Партия свободы получила 6 % голосов и 16 % – на выборах голландских представителей в Европарламент 4 июня 2009. 20 января 2010 в Амстердаме начался судебный процесс по обвинению Вилдерса в разжигании ненависти к мусульманам, поскольку он назвал Коран источником исламского терроризма. Использование Вилдерсом трибуны суда для пропаганды своих взглядов привело к дальнейшему росту его популярности. 3 марта 2010 Партия свободы впервые приняла участие в муниципальных выборах и заняла первое место в Алмере и второе – в Гааге. 9 июня 2010 на парламентских выборах его партия получила уже 24 мандата из 150, заняв третье место. В июле 2010 года Вилдерс заявил о намерении создать международное антиисламское движение, International Freedom Alliance, взяв в качестве образца свою Партию свободы.

Известный американский неоконсерватор Даниэль Пайпс (Daniel Pipes) считает Вилдерса одним из наиболее перспективных и авторитетных политиков в Нидерландах и полагает, что у него есть все шансы стать премьер-министром страны. Противники Вилдерса – левые и исламисты – называют его «правым экстремистом».

Сам Вилдерс подчеркивает, что выступает не против мусульман, а против тоталитарной идеологии: «Существуют умеренные мусульмане, и многие мусульмане на Западе – законопослушные граждане. Но не существует такой вещи, как “умеренный ислам”. Ислам – тоталитарная идеология, направленная против свободы, правового государства и разделения церкви и государства».

«У нас осталось пять минут до полуночи, – призывает Герт Вилдерс. – Я говорю: остановите мусульманскую иммиграцию немедленно. Я говорю это не потому, что мусульмане плохие люди, а потому, что наше культурное наследие и общество, основанное на христианских и еврейских ценностях, лучше, чем общество исламское. Если мы не остановим иммиграцию из-за “политкорректности”, мы потеряем Европу».

Вверху: Герт Вилдерс в зале суда. Фото с сайта islamizationwatch.blogspot.com
Герт Вилдерс
Перевод с английского: Алекс Мома
Уважаемый читатель, редакция "Контуров" напоминает, что Вы можете поддержать переводчика разумным, на Ваш взгляд, гонораром. Из Ваших отчислений складывается оплата его труда.


Читайте также

Комментарии