Главная › Статьи › Политика
Политика
Отвоевать думские кресла у «Единой России»… А зачем?
22.11.2011 4426 5.0
Открытые яблочники и беспартийные сторонники «варианта Навального» перешли в наступление. Слаженным хором корят они Немцова и других «друзей поросенка Нах-Наха»: ай-ай-ай, зачем же вы размываете антиправительственную коалицию, для чего мешаете нам отхватить лишний десяток мест в Думе у Партии жуликов и воров? Ведь ваше перечеркивание бюллетеней не отнимет у «Единой России» ни одного думского кресла, а голосование за «любую другую проходную партию» — отнимет. А вдруг вполне реальным окажется лишить ЕдРо конституционного, а то и вовсе — дух захватывает! — простого большинства в Охотном ряду?!

Наверное, у тех, кто занят в эти дни подобной агитацией – либо за зарплату, либо на общественных началах — есть свои, вполне убедительные для них лично резоны, чтобы желать именно такого развития событий. Но нам с вами, не подрядившимся на работу в избирательных штабах партий, что допущены к ритуалу 4 декабря, стоит все-таки попытаться понять, в чем нас призывают участвовать, на что тратить свои силы, средства, время и нервы.

Итак, стоит цель: отобрать как можно больше думских мандатов у партии власти. Хорошо, давайте забудем на минуту, что главное – не как голосуют, а как считают. Давайте представим, что дружным сплочением всех сил света и добра удалось отбить десяток, другой, третий лишних мест у «Единой России». В пользу кого будут перераспределены эти мандаты? Ответ очевиден: в пользу ЛДПР, КПРФ, «Справедливой России» и «Яблока» (надеюсь, никто всерьез не станет предполагать возможность попадания в Думу «Патриотов России» или недобитых Прохоровым масонов).

Но, положа руку на сердце, есть ли хоть один не ангажированный человек, который будет утверждать, что ЛДПР и КПРФ – это не просто «малый политический бизнес», приносящий небольшой, но стабильный доход своим владельцам? Что это не просто другое издание той же самой партии власти, адаптированное под вкусы и представления злобных люмпенов или ностальгирующих советских пенсионеров, а самая настоящая оппозиция?

Есть ли хоть кто-то, кто сомневается, что за полгода до выборов демонстративно выведенная на поводке из Совета Федерации и посаженная не место оппозиции выхухоль сможет и, главное, захочет помешать «Единой России» штамповать в Думе внесенные Путиным законопроекты? Что «Справедливая Россия», эта малая партия власти, чьи различия с партией большой куда менее заметны, чем различия между «тупоконечниками» и «остроконечниками», вдруг превратится в настоящую демократическую оппозицию?

Для кого — для этих политиков вы собираетесь отвоевывать мандаты у «Единой России»? Для Жириновского? Для Зюганова? Для Мизулиной с Мироновым? Бороться против «партии жуликов и воров» за интересы «партии дураков и проходимцев»?

Отдельно в этой связи стоит сказать о «Яблоке». Конечно, при всех многочисленных претензиях к этой партии, при том, что она все больше походит на боевой авангард трусоватой и бесхребетной советской образованщины, ее все же нельзя полностью уподоблять всем вышеперечисленным «политическим животным». Во время оно в «Яблоке» (в партии или во фракции) состояло изрядное число вполне приличных и отнюдь не глупых людей, еще больше таких людей за нее голосовало — в те времена, когда в России еще были выборы, а парламент был местом для дискуссий. Особую роль «Яблоко» могло бы сыграть в нынешних условиях, когда все другие демократические силы оказались отлучены от избирательного процесса. Теоретически, партия могла бы поименно пригласить в свой список лидеров, идеологов и активистов демократической оппозиции — условно, от Немцова с Буковским и Подрабинеком до Чириковой с Навальным и Козыревым — превратившись в реальную, а не опереточную, альтернативу партии власти. Этого не произошло. Явлинский со своей обслугой предпочел остаться в роли картонной дурилки, а не стать вновь авторитетным оппозиционным лидером. И не так важно, каковы были реальные причины — личная склочность и склонность к политическому сектантству, либо невозможность нарушить «сухаревскую конвенцию», заключенную с кремлевской крышей, либо и то, и другое вместе.

Важно другое. Скорее всего, одно, а то и два кресла в Охотном ряду Явлинскому дадут. Но даже если ему удастся создать там фракцию из десятка депутатов, каковы будут функции этого маленького анклава? На голосование и принятие антидемократических законов они повлиять не смогут никак. Использовать думскую трибуну для пропаганды, для громкого произнесения крамольных речей? Полноте. Кто теперь слышит раздающиеся из Охотного ряда голоса! Как можно на полуслове отрубить не какой-то там «Парламентский час», а телевизионное выступление кандидата, гарантированное избирательным законодательством — пользователи Интернета видели не далее как вчера. Но самое главное — кто захочет слушать эти «голоса из подземелья» и «байки из склепа»? Когда одна грамотно подготовленная и правильно нацеленная уличная манифестация, один хорошо сделанный и вовремя запущенный в Сеть ролик способны куда эффективнее донести до граждан нужный политический message, чем десятки часов бормотания с никому не нужной трибуны в Охотном ряду?

Почему нужно бороться за повышение процента проголосовавших «Яблоку» — яснее ясного: от этих процентов напрямую зависит размер финансирования из государственного бюджета (из наших с вами карманов, между прочим), которое партия получит в течение следующего думского цикла. Но нам-то с вами это зачем? Чтобы помочь Явлинскому покрыть долги за предыдущие выборы? Чтобы сохранить за «Яблоком» особняк на Пятницкой и зарплаты для партаппарата в Москве и на местах?

Чуть менее странным, но все равно весьма экзотическим занятием представляется и агитация за явку на «выборы без выбора», чтобы поставить в бюллетене против каждой партии свой личный, выстраданный «крест на воровской власти». Понятное дело, что от воровской власти эти самые кресты ничего не убавят и ничего ей не прибавят: она все равно займет в Думе все сидячие места, за исключением тех, которые ей не жалко будет отписать Явлинскому. Поэтому можно лишь порадоваться за активистов «Солидарности», находящих себе радость и драйв в том, чтобы слоняться между рядами стоящих в пробке машин, раздавая наклейки и ленточки «Нах-Нах» и конкурируя за внимание водителей с продавцами пиратских флагов и телефонных зарядок.

Раздавать ленточки и наклейки с призывом к действию, от которого не будет никакого институционального результата… Призывать добрых духов Майдана, выходить вместе с парой десятков проверенных боевых «камрадов» 4-го, 31-го или даже каждый вторник, чтобы посидеть сначала на холодной брусчатке Триумфальной или Красной площади, а потом три часа отогреваться в тепле полицейского участка и сочувствия продвинутой интернет-общественности… Все это занятия одного порядка, больше имеющие отношение к индивидуальным и коллективным психосоциальным и религиозным практикам, чем к политическому процессу. «Я стою здесь не для того, чтобы что-то изменить, а для того, чтобы никто не изменил меня» — это благородно. Но это не приведет ни к Майдану Незалежности, ни к площади Тахрир.

Майдан — что украинский, что сербский, что грузинский — происходит тогда, когда народ, голосовавший за своих кандидатов на выборах, видит, что у него пытаются украсть победу (только попытайтесь представить себе Миронова с Явлинским, 5 декабря призывающих устанавливать палатки протеста на Манежной площади). Или — когда видит, что власть покушается на какие-то действительно важные для огромного числа людей права и интересы, а не на право гг. Немцова, Касьянова, Рыжкова и Милова (при всем к ним уважении) зарегистрировать очередную партию и сразиться не на живот, а на смерть с Явлинским за причитающуюся им долю госфинансирования. Но — ничего даже отдаленно напоминающего это пока не просматривается.

Что же делать? Можно пассивно ждать, пока история совершит очередной поворот своего колеса и Отечество снова позовет к алтарю Свободы, коротая время чтением лекций, писанием книг и сидением в GQ баре. А можно прилагать усилия, чтобы самим создать политическую ситуацию, способную не оставить равнодушными значительные группы граждан страны. Отслеживать и выявлять болевые точки, инициировать и возглавлять гражданские политические кампании на острые и общественно значимые темы: например, отмена призывного рабства, новое отделение церкви от государства, подача заявки на полноправное вступление в Евросоюз, отмена государственного финансирования партий, гражданские права тех или иных больших групп, и так далее. Именно это – путь настоящей гражданской политики в условиях отсутствия парламентского представительства.

Непосредственно же 4 декабря лучше займитесь чем-нибудь действительно приятным и полезным. Например, сходите с ребенком в настоящий, а не политический, цирк. А если нет детей, то отправьтесь в сауну с проститутками. Настоящими, а не политическими.
Николай Храмов
Уважаемый читатель, редакция "Контуров" напоминает, что Вы можете поддержать автора разумным, на Ваш взгляд, гонораром. Из Ваших отчислений складывается оплата труда журналиста.


Читайте также

Комментарии